Профессиональные союзы
         Туркменистана

ЙЫЛДЫЗХАН

Если у наших стариков завязывается беседа о лошадях, то остановить её трудно. Так было и в этот вечер. Говорили о легендарных лошадях прошлого: Бойноу, Мелекуше, Гырсакаре, Сапархане, Мелечепе, Баба Ахуне, Бек Назар Доре, Ак-белеке, прославившихся на многочисленных скачках пятьдесят, а то и сто лет назад.

Когда же речь зашла о повадках наиболее полюбившихся ахалтекинских скакунов, восьмидесятилетний Аннамурад Юсуп сказал:

–Да, бывает так, что человек проживёт долгую жизнь, а умрёт, и нечего о нём вспомнить. А другой погостит на земле недолго, но рассказы о нёмпередаются из уст в уста.

–Он помолчал и добавил: 

– Мой дед Ашир Гулак знал коня, которого называл не иначе как конём–героем.

–Не о Йылдызхане ли ты говоришь, Аннамурад? – спросил один из стариков. –Да, о нём. Все оживились:

–О,Йылдызхан!.. Мы тоже много слышали о нём… Но лучше расскажи ты, Аннамурад! Мы знаем, что твой дед Ашир Гулак был знатным наездником, поэтому расскажи, о чёмтебе он поведал... Ведь дед твой самвидел этого коня?..

– Да, видел ещё мальчишкой! – не без гордости ответил Аннамурад, и глаза его загорелись.

–И это было почти за двадцать лет до рождения Бойноу в 1885 году…

Вот это был конь! Никогда не встречал, говорил дед, я такого высокого красавца с изящной головой на гибкой шее. На лбу у коня была белая отметина, похожая на звезду. Отсюда и его имя – Йылдызхан. Под тонкой кожей скакуна играли чистые мышцы, а бока отливали металлическим блеском. А ноги! Крепкие, стройные, они были так тонки внизу, что, казалось, импришлись бы впору браслеты с женской руки. Дед говорил, что стоило только взглянуть на них, чтобы понять, что конь этот лёгок и быстр, как вихрь… Никогда не забыть, отмечал дед, его глаз, сверкавших, как два маленьких солнца…

– Готов поспорить: Йылдызхан был из Закаспийской заводской конюшни! – воскликнул старый Бабасары. Аннамурад Юсуп, нахмурясь, покачал головой:

– Ты ошибся, Бабасары. Йылдызхана вырастил и лелеял, как родного сына, старик из Душака по имени Ялкап Мерген. Отец же скакуна–Кувватлы и мать Бахарлы были знатного происхождения…

Дед с восхищением рассказывал, что на протяжении двенадцати лет младший сын Ялкап Мергена Самат на Йылдызхане неизменно брал первые призы на всех скачках, в которых участвовал. Многие пробовали состязаться с этим конём. Бывало в то время немало прославленных скакунов и у других известных коневодов. Но не один из них не одолел в беге Йылдызхана, потому что – говорил дед – он был как вихрь, а разве можно обогнать вихрь?! И сколько ни предлагали денег Ялкапу Мергену, он всегда отвечал: «Конь этот –моя единственная радость. Я не отдам его никому ни за какие блага на свете». Однако им решил овладеть юноша из Мары. Звали его Якуб. Дело в том, что будучи на состязаниях к нему пришла весть от его невестки, красавицы Айгуль, которая сообщала: «Ты стал бы для меня еще прекрасней, Якуб, и ещё любимей, если бы владел этим конём». И Якуб во что бы то ни стало решил приобрести Йылдызхана. Горячими азартным был юноша. Он предложил старику Ялкапу Мергену, кроме денег, ещё двух своих коней, двух волов, корову и, наконец, хорошее кремневое ружье, которым очень дорожил. Но старик был неумолим.

–Нет! – отрезал он.

– Этого коня я не отдам ни за какую цену. Это ещё больше подогрело Якуба. Он решил не уезжать домой без Йылдызхана. В конце концов он пришёл к мысли, что коня нужно украсть. Но как? Двор Ялкап Мергена охраняли два огромных алабая. Несколько раз за ночь выходил к скакуну сам хозяин. Три недели не возвращался Якуб домой. Родные забеспокоились. Бог весть что передумала его невеста. Послали человека. Тот вернулся и сообщил, что юноша жив, здоров. Задерживает его важное дело. Ион не вернётся, пока не закончит его. Якуб действительно был очень занят. Он всё время вертелся около Ялкапа Мергена, всюду ходил и ездил за ним, по ночам скрытно бродил возле его двора. И вот наконец он дождался своего. Как–то, следуя за Ялкап Мергеном, он настиг его у переправы через реку Теджен. Старик спешился, Якуб подошёл к нему, поздоровался.  

–Прошу вас, уважаемый Ялкап ага, – обратился он к нему.

–Подсадите меня к себе и перевезите на тот берег. Я очень спешу. Старик, не подозревая ничего дурного, ответил:

– Зачем же намехать вдвоём? Садись на коня и переплыви реку, а потом отошли его назад.Я подожду. Якуб от радости опешил. Он сел на коня, быстро преодолел реку и крикнул с другого берега:

–Прощайся со своим конём, старик! Не отдам! Ялкап Мерген был спокоен.

– Хорошо, юноша, бери, – сказал он, – но если в тебе жива ещё совесть, расскажи людям, если они тебя спросят, каким путём ты приобрёл моего Йылдызхана. Услышав это, Якуб остановил коня. Ничто, даже град пуль вдогонку, не устрашило бы его.Но эти слова старика заставили его круто повернуть коня.Он вновь подъехал к реке и пустился вплавь обратно. Старик следил за ним так, как охотники смотрят на падающую с неба после удачного выстрела дичь. Переплыв реку, юноша спрыгнул с коня и подвёл его к старику.

– Возьми своего коня, уважаемый Ялкап –ага, – произнёс он срывающимся от волнения голосом.

 –Простите и забудьте, пожалуйста, что произошло между нами. Старик светло улыбнулся.

– Человек сам устраивает свою судьбу, – ответил он. – Вот ты поступил сейчас благородно, и я награжу тебя за это: дарю тебе своего Йылдызхана! –Ион протянул ему поводья.

– Возьми его! У юноши от радости заколотилось сердце. Он порывисто нагнулся и поднёс к губамподол халата старика. Но Якуб не принял дорогого подарка.

–Нет, уважаемый Ялкап –ага, – сказал он после короткого колебания, – не могу...Прости, но я знаю, как тебе дорог Йылдызхан. Юноша ушёл.

– Живи долго, сынок! – сказал ему старик вслед… Ты сказал, что он был конем–героем, Аннамурад, – напомнил один из стариков.

–Да, да! – с живостью подхватили другие.

–К этому–то я и клоню свою речь. Он замолчал, вспоминая рассказы своего деда.

–Однажды на курбан–байрам в Ахалской долине съехалось много гостей, – продолжал он.

–Они привели лучших коней из Мары, Лебапа, Хивы, Мешхеда и других земель. Было объявлено соревнование на быстроту и выносливость. В те дни у одного местного бая гостил мальчик, его племянник Ьеркели из Бахардена. Этот мальчишка уже тогда слыл отличным наездником. Он–то и стал упрашивать дядю, а тот – своего тестя Ялкап Мергена, чтобы дал Йылдызхана, – так хотелось ему участвовать в соревновании. Старик долго колебался, но об этом же стала просить и сын Самат. И Ялкап Мерген в конце концов внял просьбам.

А Йылдызхан, словно предчувствуя недоброе, не подпускал к себе Беркели и примирился с ним лишь после того, как накануне скачек Ялкап Мерген , приласкав коня, своими руками посадил мальчишку в седло...Да, сам, своими руками!.. Мог ли он предвидеть, какое испытание пошлёт судьба его любимцу в тот день?

До сих пор Йылдызхан не видел от людей ничего, кроме добра и ласки, и только иногда справедливую строгость. Но в тот день он испытал на себе их коварство и злобу.

С самого начала Беркели стал сдерживать стремительный бег Йылдызхана. Можно было подумать, что наездник хочет сберечь силы коня, чтобы к концу скачек не устало его сердце, не ослабли ноги. Но Беркели вовсе не тем был озабочен – он заставил Йылдызхана свернуть с дороги и скрылся за ближайшим холмом. Здесь навстречу выскочили несколько здоровенных молодцов, они схватили коня под уздцы, а затем крепко привязали к большому камню.

Вскоре до его ушей донёсся цокот копыт. Йылдызхан встрепенулся всем сильным телом, рванул привязь, но не сорвался, а лишь поранил уздечкою губы.

Люди замахали руками, закричали что–то Беркели. Мальчишка ударил коня хлыстом. Это был для Йылдызхана первый удар в его жизни. Конь пронзительно заржал, отчаянно мотал головой, стараясь укусить врагов, бил их хвостом, старался лягнуть. Он словно обезумел. Глаза налились кровью, с губ срывались клочья пены. Люди отскочили в стороны.

Один из них бросил Беркели тугой кошелёк и крикнул:

«Это тебе второй. Третий ты получишь после того, как вернёшься на скачки и скажешь, что Йылдызхан сбросил тебя с седла».

А в это время конь перекусил ремень привязи.

«Пусть бежит! – засмеялись недобрые люди.

– У него нет крыльев, чтобы догнать теперь даже самого отставшего из коней». Но они рано торжествовали. Как молния пронёсся Йылдызхан мимо ряда холмов и селений...

Старая наша пословица говорит: «От великой беды человек часто лишается сил, но от великой ярости его силы удваиваются». Это относится не только к людям.

Очутившись на дороге, Йылдызхан почувствовал прилив свежих сил и уже вблизи селения Гявурс опередил коня, шедшего позади всех. Потом он обогнал ещё троих. А гнедой скакун всё летел и летел, оглашая поле тревожным ржанием. На нём не было наездника. Это всех обеспокоило.

Йылдызхан пришел первым, но, возбужденный бешеной скачкой, ещё долго кружил по полю...

 Ялкап Мерген подбежал к любимому коню и взял его под уздцы. Йылдызхан остановился, тяжело вздохнул и уткнулся мордой в плечо хозяина... Аннамурад Юсуп помолчал, перебирая в руках чётки.

–Ну, а что же мальчишка? – спросил Бабасары. –Пришёл он в Анау? Аннамурад Юсуп презрительно усмехнулся:

– Мальчишка? Хм...Он шёл, чтобы солгать, но когда увидел, как народ, собравшийся в Анау, приветствует Йылдызхана–победителя, стыд опалил его сердце. И он швырнул кошелёк с деньгами, повалился в ноги Ялкапу Мергену и рассказал всю правду. Когда мальчишка умолк, Ялкап Мерген сказал: «Жаль мне тебя! Ты, ещё молод, поэтому береги свою честь и своё достоинство, не позорь себя... Сегодня же немного же ты стоишь, если учиться благородству и мужеству тебе приходится у коня».

Вот такие поучительные истории из жизни ахалтекинца.

 

Джуманазар КАРАДЖАЕВ.

НОВОСТИ

Поиск

© www.tkamm.gov.tm

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.