Профессиональные союзы
         Туркменистана

ЗАПАХ ДЫНИ

 

– Что-то я нынче заспался, – подавив зевок, произнёс Овез ага, словно сетуя на самого себя. Солнце уже клонилось к закату. Старик, моргая, посмотрел на багровую полосу горизонта. «Эх, и угораздило же меня проспать…– подумал Овез ага, но тут же успокоил себя: – Хотя, оно, может, и к лучшему – бахча любит полив, да к тому же, полив предстоит последний. Нет, торопиться с ним никак нельзя. Не такой уж я старый, чтобы забывать об этом, что-что, а дело своё знаю…»

Во дворе Овез ага взял прислонённую к стене старую лопату, постучал её оземь и привычно вскинул на плечо. Лопата у него была доброй – и сталь такая, что не скоро затупится, и тяжела в меру.

Овез ага вышел по задворкам за село и зашагал вдоль канала к бахче. Старик торопился, на то была своя причина – неделю назад насосный движок возле дамбы сломался, и всё это время, пока механики возились с дизелем, воды в канале шириной в десять метров не было. Полив – дело неотложное, пропустишь несколько дней – глядишь, и без урожая остал­ся. Потому и тревожился Овез ага, что каждое утро замечал на бахче всё больше стеблей, тронутых жел­тизной…

Солнце уже скрылось за горизон­том, когда старик дошёл до бахчи. И здесь воды в канале было достаточно, она прибывала с каждой минутой, грозя переполнить русло. Овез ага для чего-то окунул в воду лопату и пошёл к тому месту, где от канала отходил поливной арык. Возле перемычки присел и, пошарив под водой худыми руками, нашёл край трубы. Труба была заткнута куском дёрна. Когда старик вырвал его, на поверхности воды закрутилась ворон­ка, а через секунду упругая мутная струя с присвистом ударила в сухое русло арыка....

Землю Овез ага начал возделы­вать ещё подростком, сейчас ему перевалило за шестьдесят, так что, почитай, добрые полвека старый дай­ханин не расстаётся с лопатой. Сколь­ко вёрст ещё с молодости прошагал он с ней на плече по рисовым делянкам, хлопковым полям и вдоль таких вот арыков! А несколько лет назад старик стал арендатором, решив на выделен­ных ему пяти гектарах земли выра­щивать дыни и арбузы.…

Он поднялся и пошёл вдоль ары­ка. Вода уже вплотную подошла к грядкам. Старик оставил возле край­ него ряда лопату, а сам стал обходить посадки. Кое-где стебли свешивались к самой канаве, Овез ага останавли­вался и осторожно загибал их вглубь ряда, так, чтобы вода не замочила. дыни, если они лежали слишком низко, старик передвигал с особой осторожностью. В пору созревания вода для них – что щёлочь, замочишь – считай, пропало дело, преть начнут.

После обхода старик снова вернулся к тому месту, где оставил лопату. Он был доволен: не часто приходится ви­деть такой урожай. Да вот только не сплоховать бы сегодня с поливом…

Начало смеркаться. Овез ага по­ думал, что хорошо бы ему до заката полить хотя бы половину участка, а с остальным можно будет не спеша управиться к утру. Обходя делянки, он глянул на канал – воды в нём столько никогда не было, и она про­ должала прибывать. «Как бы не про­ рвало берег, да не затопило бахчу…»

К восходу луны бахча была уже на­ половину полита. За это время берег канала трижды прорывало. Овез ага пришлось изрядно попотеть, прежде чем удалось сделать надёжную запруду.

В небе ярко горели звёзды. Старик решил передохнуть, но в это время до него опять донеслось знакомое журчание. Овез ага приложил ладонь к правому уху, которое у него лучше слышало, и замер. Да, он не ошибся и теперь отчётливо различал шум воды. Не иначе, как канал снова прорвало. Старик вскинул лопату на плечо и побежал.

На этот раз берег канала прорвало основательно. Овез ага даже опешил, когда увидел промоину шириной в три шага. Вода потоком уходила на кукурузное поле и грозила в скором времени залить и бахчу. А это значит, что все его нынешние труды напрасны.

Тут Овез ага вспомнил, что на бахче лежит вязанка тутовых прутьев и полдюжины кольев – он сам ещё весной припас их для шалаша. бухая по воде сапогами, старик выбрался на сухое место. Грязь налипала на кирзовые сапоги, и теперь они словно свинцом налились.

Овез ага кое-как дотянул огромную вязанку прутьев, приноровился и бросил её с таким расчётом, чтобы она легла с внутренней стороны промоины, иначе вода через минуты сорвала бы её. Старик для верности придавил прутья сапогом, потом отошёл в сторонку и стал срезать на бугорке дёрн. Когда большой пласт был готов, он волоком дотащил его до канала и накрыл прутья.

Затем, отойдя на три шага от промоины, Овез ага вонзил лопату в землю. Лезвие вошло по самый черенок – ведь если земля вязкая, то кидать её можно не разгибаясь, и ложиться она будет точно туда, куда метишь. Комья земли стали часто падать на размытый берег канала. Овез ага успокоился, даже порадовался в душе, что так ловко у него вышло, и каждый раз энергично налегал на лопату. усталости он пока не чувствовал…

Старик подобрал шапку и поплёлся вниз вдоль берега. Теперь ему предстояло заткнуть трубу поливного арыка. «Что там на бахче творится? – подумал он. – хорошо, что я все канавы между грядками открытыми оставил...»

Заткнув трубу куском дёрна, Овез ага пошёл к бахче, мокрые сапоги хлюпали при каждом шаге. Вид у него был неважным – за какой-то час он осунулся и, казалось, похудел ещё сильнее. хотелось упасть на землю, отлежаться, но Овез ага понимал, что делать этого нельзя. «доберусь до бахчи обязательно, уж если свалюсь, так возле неё… а там видно будет», – рассудил старик и продолжал медленно двигаться вдоль арыка.

У границы бахчи старик остановился – все канавы были залиты водой, а в нижнем конце участка они уже переполнялись. Вода замочила побеги и подбиралась к дыням. «Надо же, жалость какая!» – вскрикнул Овез ага, он всё еще не мог прийти в себя и тяжело дышал. Руки сами собой перехватили черенок лопаты, старик рванулся вперёд, но, запнувшись о ком земли, упал, как подкошенный.

Старик прикрыл глаза, не чувствуя ни усталости, ни сырой земли, на которой лежал. Вдруг он услышал чей-то голос. Не открывая глаз, прислушался: «Кхы! Кхы!» – раздалось снизу, со стороны канала. шум приближался. у Овез ага не было ни сил, ни желания поднять голову и оглядеться, но он заставил себя подняться.

– Эй, чёрт старый! Сын твой Мурад с семьёй приехал из Ашхабада, так что с тебя причитается! Только что с поезда, я их по дороге встретил!

По зычному голосу Овез ага узнал своего сверстника – мираба Чарыяра. – Айланайын… мои дорогие, – еле слышно произнёс старик.

С Чарыяром они, как водится между сверстниками, вечно донимали друг друга шутками. В другой бы раз мираб не упустил случая поднять на смех Овеза – хорош, мол, работничек, нечего сказать – еле держится на ногах! Но Чарыяр молчал, он видел перемычку на берегу канала и всё понял. Кому, как не мирабу, знать сколько трудов стоит остановить воду, если она вырвалась из русла! хотя и жаль было Чарыяру своего друга, но он не показал этого.

– Ну, Овез, мне пора. Только это и хотел тебе передать, – тихо сказал Чарыяр, развернул своего осла и поехал к каналу.

«Верно люди говорили когда-то: загнанному вороному и вороний шажок верстою покажется. В двух словах – всей жизни смысл… Выдохся я, видать, совсем, коли сбылась поговорка, – подумал старик и вспомнил о сыне. – Вот и помощник мне! уж он-то знает, что мне без земли нет житья и покоя, сам с малых лет с лопатой подружился, поймёт меня, старого…»

И вдруг Овез ага почувствовал запах дыни. Он приподнял голову и потянул воздух носом… да, это был запах дыни. Овез ага даже повеселел, когда вдохнул его – глаза ожили, морщинки словно разгладились на старом лице.

«Как бы то ни было, а бахчу я сегодня полил. дыни в этом году уродились на славу, а раз урожай богатый, то и дайханин доволен, значит, не зря спину гнул да пот проливал… Вот уж и запах появился – поспевать начали, милые. Ещё немного, и только успевай срывать с грядок да на машины грузить. Нынче сам буду отбирать, молодёжь-то в этом деле не разбирается…».

Звёзды уже начали гаснуть в недосягаемой высоте, как обломок круглого зеркала, покачивался совсем ещё молодой месяц. Прохладный утренний ветерок нёс с собой тонкий, неповторимый аромат. То был запах дыни…

 

Джуманазар Караджаев.

НОВОСТИ

Поиск

© www.tkamm.gov.tm

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.