Профессиональные союзы
         Туркменистана

ЗА ТЮЛЬПАНАМИ

Если вы бывали в Тахтабазаре, то знаете, что этот административный центр дальнего пограничного этрапа расположен в течении реки Мургаб, а за ней возвышаются песчаные холмы, переходящие местами в равнины. Весной здесь, а также в долине притока Кашан земля покрывается свежей травой, на которой пёстрыми пятнами выделяются цветы. И тогда жители посёлка идут сюда собирать тюльпаны. Стоит ли говорить, что чаще других ходят сюда мальчишки.

В тот год, когда и я ещё был мальчишкой, в самом начале апреля мы договорились с моим другом Эмиром пойти за тюльпанами.

Ранним воскресным утром мы на велосипедах, переехав старый мост через Мургаб у селения байрач, по асфальтовой дороге в сторону Керки начали своё путешествие. Проехав четыре–пять километров, мы съехали с обочины дороги. дальше предстояло идти пешком. К этому времени мы изрядно замёрзли. Ветер пронизывал и, хотя уже было девять часов утра, лучи солнца только начали пробиваться через тёмные облака. С опаской мы поглядывали на небо, думая, идти ли дальше. Что ни говорите, а нам было – мне двенадцать, а Эмиру – тринадцать лет. – Можно вернуться, Назар, только мы опозоримся, – рассудительно заметил Эмир. – Ребята нас засмеют. – Ну и погодка!.. – только вздохнул я в ответ. – Всё время была хороша, а сегодня, как назло…Может быть, прояснится? – будь что будет! – махнул я рукой. – Пошли!

Трава, покрывшая округу, рябила под порывами ветра. Аромат степных трав и цветов поднимался с земли. Весело переговариваясь, мы побежали вперёд и вскоре достигли подножия небольшого полого холма и стали медленно взбираться по его склону. долина осталась позади. Ветер шевелил её травянистый покров, и теперь она казалась нам широким, бескрайним морем. Заглядевшись на эту земную красоту, мы забыли свои страхи.

Но радость наша продолжалась недолго. Откуда ни возьмись навстречу нам двинулась огромная собака. Если бы не подрезанные уши, её можно было бы принять за волка.

Я взглянул на Эмира. Он побледнел и, словно заворожённый, смотрел широко раскрытыми глазами на приближающегося к нам алабая. – швырнуть в неё бутылку с водой? – прошептал я. – Что ты! Не шевелись и смотри ей прямо в глаза.  – бежим, скорей бежим, Эмир! Он схватил меня за руку. – Ни с места, дурак. Слушай, что тебе говорят! Не знаю, правду говорил Эмир или нет, но только собака остановилась в нескольких шагах от нас и принялась лаять, словно призывая кого-то. шерсть у неё на спине улеглась, и лай не казался теперь таким злобным. Я немного успокоился и, вытащив из кармана кусок лепёшки, протянул собаке.  – На, возьми! Но собака зарычала и, отскочив в сторону, принялась лаять ещё громче. Мои колени подгибались и дрожали от страха. – Не шевелись, кому говорят! – прошипел Эмир. Мы не шевелились. Алабай беспрестанно лаял. Так продолжалось довольно долго. – Карагёз, на место! – раздался чей-то окрик. Откуда-то сбоку, со стороны соседнего холма, к нам подошёл высокий мужчина. Алабай тут же умолк и, виляя хвостом, побежал к нему.

Мужчина опирался на пастуший посох. На голове был туркменский тельпек. Уже потерявший цвет халат, подпоясанный солдатским ремнём, достигал земли. На ногах – кирзовые сапоги. Лицо встречного было тёмным от загара. Узкие, миндалевидные глаза строго поглядывали на нас. – Что вам здесь надо? – вдоволь насмотревшись на нас, произнёс он.

Мы растерянно глядели на него, не зная, что отвечать. – Я спрашиваю, что вам здесь надо? – сердито повторил пастух. «А что, это твоя земля, что ли?» – про себя возмутился я и вдруг, осмелев, громко ответил: – Мы пришли за тюльпанами. – За тюльпанами... – протянул пастух. – А если с вами что случится, будут вам тюльпаны!.. Вы слишком далеко отошли от дороги, так и заблудиться можно!.. Мой совет – возвращайтесь назад…Карагёз! – позвал собаку пастух и, ворча что-то себе под нос, ушёл. Мы же двинулись дальше. Пройдя несколько шагов, я рассмеялся: – Здорово мы испугались этой собаки, а? Эмир не ответил, продолжая осматриваться вокруг. – Тюльпан! – воскликнул он и побежал. Вечно этот Эмир всё замечал прежде меня! Вот и на этот раз первый тюльпан достался ему. С завистью глядел я, как алый цветок скрылся в большом целлофановом пакете товарища. Вдруг и я заметил в отдалении яркое пятнышко. С победоносным криком бросился к нему. Сорвав тюльпан, я увидел издали, на склоне, в зелёном травяном ковре, яркую полоску цветов. Сотни тюльпанов, жёлтых, красных.

Торопливо срывая цветы, мы незаметно достигли гребня холма и начали спускаться по другому склону. – Ну, хватит, – сказал, наконец, Эмир. – Мне уже некуда складывать цветы. – Что возвращаться? – спросил я, ощущая тяжесть своего пакета.

Вдруг откуда ни возьмись поднялся ветер. Небо затянулось чёрными тучами. – Вот увидишь, будет ливень! – воскликнул Эмир.

Мы быстро побежали вниз по склону, потеряв всякие ориентиры. Небо темнело с каждой минутой. Ветер дул сильней и сильней, подгоняя нас вперёд. Яркий свет молнии чуть не ослепил нас, и в ту же секунду страшный, как обвал, гром раскатился над головой, тяжёлая капля шлёпнула меня по лбу. Начался дождь, который через несколько минут превратился в ливень.

Промокшие до костей, мы тряслись от холода. Сколько это продолжалось, не знаю. Вдруг сквозь шум дождя я услышал чей-то голос. Сперва мне показалось, что меня обманывает слух. Нет, крик раздался снова. А затем собачий лай. Как же мы обрадовались этому лаю! – Эмир! Слышишь? – не помня себя, воскликнул я. – Ого-го-гой!.. – закричал Эмир.

И тут в пелене дождя мы увидели огромную собаку. Она кинулась к нам с громким лаем, но мы уже не боялись её. Теперь мы спасены! Появился и пастух, на котором был брезентовый плащ, а в руке неизменный посох. Алабай кидался к нему, к нам, опять к нему, показывая этим свою радость. Умная, милая, хорошая собака! – Идите за мной! – скомандовал пастух.

Очень скоро мы оказались возле юрты, внутри которой огонь пылал в металлической печке. – Сушитесь! Не сказав больше ни слова, пастух ушёл.

Мы развесили сушить одежду. В это время в юрту вошёл мальчик – Попались? – Он рассмеялся. – Здорово испугались, правда? – Не-ет, – покраснев, ответил Эмир. – Чего там пугаться? – Вот молодцы! А мы с дядей здорово испугались. – Вы? – недоумённо произнёс я. – Почему?.. – А как же! Вы-то не знаете, что с вами могло случиться. А дядя знает!.. Как вас зовут? – спросил маленький хозяин юрты.

Мы ответили. – А меня Атагельды. Ну, усаживайтесь.

Он расстелил скатерть и положил лепёшки, поставил миски с жареным мясом и кислым молоком. Мы с жадностью набросились на еду. Вскоре кончился дождь, выглянуло солнце, и земля вокруг засверкала новыми красками. А ещё через час Атагельды, его дядя и их верный пёс проводили нас до асфальтовой дороги, где мы оставили свои велосипеды. Пастух пожал нам руки, как взрослым. – Счастливого пути, – спокойно проговорил он. – Спасибо за всё, спасибо!.. – воскликнули мы.

Отъехав немного, мы обернулись. Пастух стоял, облокотившись на посох, и глядел нам вслед. Атагельды махал нам рукой. Карагёз сидел рядом с ними. – до свидания! – крикнул я. – до свидания! – послышался в ответ голос Атагельды.

Помахав им на прощание рукой, мы двинулись вперёд. И хотя мы догадывались, что дома нам здорово попадёт, на сердце у нас было радостно и тепло.

Лишь став взрослым, я понял причину той радости – это встреча с хорошим человеком.

 

Джуманазар Караджаев.

НОВОСТИ

Поиск

© www.tkamm.gov.tm

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.