Профессиональные союзы
         Туркменистана

«ВНЕМЛИ РЕЧАМ МАХТУМКУЛИ…»

Жизнь и творчество гения туркменской словесности и национальной общественной мысли Махтумкули Фраги приходятся на один из наиболее сложных периодов в истории нашего народа. К сожалению, она не сохранила многих достоверных сведений о жизни поэта.

Предания, легенды, песни, передаваемые из уст в уста многими поколениями туркмен, а также сохранившиеся рукописи и стихотворения Махтумкули свидетельствуют о том, что родился поэт в долине реки Этрек с притоками Сумбар, Чендырь, в местечке Хаджи- Говшан, где издавна селились туркмены различных племён. Семья Махтумкули, согласно племенному делению, принадлежала к колену кышык рода геркез – одного из ответвлений оседлого, земледельческого племени гоклен. В одном из лирических стихотворений поэт сказал о себе так:

Коль спросят путника про меня, скажите, лицо клоня:

«Гоклен он родом, с Атрека он, а имя – Махтумкули»

Действительно, Махтумкули Фраги – титаническая лич­ность, обозначившая целую эпоху в мышлении и сознании нашего народа, он его честь, совесть и гордость. Заслуги Махтумкули перед народом, его вклад в общечеловеческую духовную сокровищницу оди­наково велики как в области философского осмысления всего сущего, так и в сфере художе­ственной, образно-поэтической формы. Величие Махтумкули также в том, что в его лите­ратурной деятельности ему неизменно удавалось достичь гармонии формы и содержания. В неустанном стремлении к такой гармонии, к тому, что­ бы его слышали и понимали современники и потомки, поэт упорядочил и совершенствовал нормы письменной речи, поэтому он по праву считается создателем общетуркменского литературного языка новой эпохи, являющегося и по сей день средством словесного воплощения национальной культуры.

Сегодня нам доподлинно из­вестно, что детство и юность Махтумкули прошли в прекрас­ных уголках долины Этрека, в горах Сондыдаг и Гызыл-Баир. С малых лет он приобщился к труду, привычному в семье, – земледелию, а также ремёс­лам – шорному и ювелирному.

Начальное образование Махтумкули получил дома. Отец поэта Довлетмаммед Азади был очень просвещённым человеком своего времени, учительствовал и сочинял стихи. для того чтобы продолжить учёбу, Махтумкули отправился в медресе Идрис-баба в ауле Кызыл-Аяк (ныне Халачский этрап Лебапского велаята). Затем учился в медресе Когел-Таш в Бухаре. Долго там не задержавшись, поэт прибыл в Хиву, где действовало престижное медресе Ширгази-хан, в котором он в течение трёх лет овладевал систематическими знаниями. Однако, получив известие о кончине отца, Махтумкули вынужден был проститься с учителями и товарищами и спешно возвратиться на Родину. К этому событию относится создание одного из самых известных стихотворений «Медресе Ширгази».

 

Три года, что ни день, ты

соль делил со мною,

– Прости, я ухожу, прекрасный

Ширгази!

Ты мне приютом был зимою и весною,

– Прости, я ухожу, прекрасный

Ширгази!

 

Исследователи жизни и творчества Махтумкули, да и его стихи свидетельствуют, что в годы учёбы и позже поэт часто путешествовал, побывал во многих уголках Центральной Азии, на Кавказе, в Иране и Афганистане, Индии и на ближнем Востоке, был знаком с жизнью и культурой многих народов. На протяжении всей жизни он не переставал заниматься самообразованием, хорошо знал системы научных знаний ал-Фараби, ал-Бируни, Ибн Сины, ал-Хорезми. Поэтический ге­ний Махтумкули развивался и мужал на исключительно богатой ниве художественного творчества, словесного и музы­кального. На этой ниве самое древнее, прочное, освящённое тысячелетними традициями – произведения фольклора: народные песни, сказания, поговорки, пословицы, афоризмы. Все эти богатства были порождены духовной жизнью туркменского народа, являясь воплощением его исторической памяти, идеалов и жизненных заповедей, чувств, переживаний и чаяний.

Вторым источником творческого вдохновения и поэтического мастерства для Махтумкули явилась богатейшая литература народов Центральной Азии на арабском, персидском и тюркском языках (дестаны, поэмы, сказки, предания, песни). Он глубоко разбирался в тонкостях поэзии Несими, Навои, Фирдоуси, Низами, Саади, Хафиза, Хайяма, Джами. На творческое становление Махтумкули оказали сильное влияние средневековая литература и фольклор, особенно героический эпос «Гёроглы».

Многие десятилетия в национальном литературоведении было принято считать, что XVIII столетие является «золотым веком» туркменской поэзии. И это справедливо. Андалиб, Магрупи, Гаиби, Шейдаи – целая плеяда блестящих поэтов, творивших в этот период, внесла свой вклад в сокровищницу мысли и художественного творчества народа. Но по величине и ценности такого вклада ни один из них не может сравниться с Махтумкули. Народная память и в рукописях, и устно сохранила исключительно большое количество произведений Махтумкули. И прежде всего потому, что созданное им резко выделяется глубиною мысли, соответствующей народному идеалу, точностью отображения народной жизни в такой поэтической форме, которая, отличаясь высоким совершенством и многообразием, в то же время была близка и доступна читателям (слушателям) как высокообразованным, так и совершенно чуждым книжной учёности.

«Душа–царица тела, – говорил Махтумкули. – Слово – его свободное крыло». для туркмена той эпохи наиболее доходчивым и эмоционально действенным было слово поэтическое, песенное. Подавляющее большинство стихотворений Махтумкули с одинаковым основанием можно считать песнями, их исполняли певцы и сказители – бахши и сам автор в сопровождении игры на дутаре, под мелодии, которые складывались часто как импровизация и заучивались на память.

Почти все стихотворения Махтумкули (не считая нескольких дошедших до нас поэм) невелики по объёму, а по содержанию чаще всего представляют собой цепь раздумий поэта о мире, человеке, об обществе и морали. Ещё одна категория произведений – стихи патриотические, героические, передающие представления поэта о независимости, могу­ществе и процветании Родины, обличающие тиранию и т. д. Наконец, любовная лирика, часто с философским уклоном, порой, откровенно биографиче­ского свойства.

Всю жизнь Махтумкули пытался постичь тайны мироздания. Поэтому многие его произведения содержат поиск ответов на «вечные» вопросы. Поэт непрестанно размышлял о сути и свойствах природных и общественных явлений, законах их развития. Вот как в стихотворении «широким взором мир окинь…» он чётко выражает своё понимание природы всего сущего:

Широким взором мир окинь:

 

Он вечно юн и нов – увидишь.

Джемшидов, Искандеров

труд,

Создания веков – увидишь.

…Земли и небо волшебство,

Всё, что живёт, всё, что

мертво,

Всё создано из ничего –

Весь этот мир таков –

увидишь.

…Внемли речам Махтумкули:

Всё смертно, всем нам тлеть

в пыли.

Но нету смерти у Земли,

Не рухнет тверди кров –

увидишь!

 

Перед нами – вполне материалистическое постижение основ мира в образно-поэтической форме. Здесь даже нет следа религиозного образа мышления (в целом характерного для Махтумкули, как и для самых просвещённых из его современников). Махтумкули отнюдь не был и не мог быть атеистом, последовательным материалистом в вопросах философских и социальных. Однако характер его религиозности таков, что богу – Аллаху – он отводит главенствующую роль, скорее, в вопросах нравственных, как арбитру добра и зла в отношениях между людьми.

Ещё одна мифическая сила, распоряжающаяся миром, – это рок, судьба. Рок в стихотворениях Махтумкули вырисовывается как образно-поэтическое представление о силе непостижимой и неодолимой, которой подвластно всё сущее, прежде всего в окружении человека. И действует эта сила, обычно злобная, неся смерть и разрушение, в стихах Махтумкули, когда он изображает отношения людей или связь человека с внешним миром не в реальных, а в обобщённо-символических образах и тонах. По-иному звучат стихи, в которых поэт выражает стремление к материалистическому постижению мира. Так, в стихотворении «Новруз» есть такие строки:

 

…Мир исполненный жизни

и мир преходящий и тленный

Лишь познавшему мудрость

является попеременно.

Жизнь без истины в мире

подобна монете разменной…

 

Природа обычно воспринимается и рисуется в радужных тонах, как средоточие добра, духовного наслаждения и материальных благ для человека. В особенности, если эта природа родной земли, пейзаж которой даётся в реалистическом контексте, без всякой отвлечённой символики. Из ощущения неразрывной связи с нею у поэта выросло и развилось глубокое чувство патриотизма – одно из важнейших слагаемых его духовного мира, получившее яркое воплощение в стихах. (Окончание следует).

 

Джуманазар Караджаев, политолог, НЦПТ

Фото Хасана Магадова.

“Нейтральный Туркменистан”

НОВОСТИ

Поиск

© www.tkamm.gov.tm

You are reporting a typo in the following text:
Simply click the "Send typo report" button to complete the report. You can also include a comment.